Шарлиз Терон на обложке Hollywood Reporter: «У меня нет потребности быть загадкой» - Inc News
, автор: Чуликова Е.

Шарлиз Терон на обложке Hollywood Reporter: «У меня нет потребности быть загадкой»

В интервью журналу и её корреспонденту Лейси Роуз 47-летняя актриса рассказала, почему любит тяжело работать и полностью контролировать свою карьеру и жизнь.

Источник фото: Chrisean Rose/THR.

Шарлиз Терон оставила родную ЮАР в 16 лет после победы в конкурсе моделей. И это при том, что подиум не сильно привлекал её. В конце концов, в середине 90-х бывшая балерина осела в Лос-Анджелесе, где нашла менеджера, случайно услышавшего в банке её разговор с кассиром. За три последующих десятилетия актриса снялась примерно в пятидесяти кинофильмах – от «Монстра» (2003), за который удостоилась «Оскара», до «Безумного Макса: Дороги ярости» (2015), подтвердившего её статус одной из самых больших звёзд экшена. Она также является авторитетным продюсером со своей 19-летней компанией «Denver & Delilah», а также Посланником мира ООН и большим филантропом. Терон, получившая лидерскую премию THR, в 2007-м году основала одноимённый благотворительный фонд для борьбы с распространением ВИЧ/СПИД в родной стране. Интервью она дала в одном из баров Беверли Хиллз, под звуки пианино порассуждав об амбициях, материнстве и двойных стандартах.

Шарлиз Терон на обложке Hollywood Reporter, декабрь 2022.

Источник фото: Chrisean Rose/THR.

THR: Если поспрашивать о тебе в Голливуде, то возникают три нарратива. Первый о тебе, как о вникающем во всё продюсере. Ты присутствуешь на всех питчингах и творческих встречах, и это, действительно, удивляет людей.

ШТ: Это всё равно, что удивляться тому, что банкир считает ваши деньги (смеётся). Но я пришла из эры пустых сделок, и может быть, из-за этого я так повернута. Кроме того, мои родители строили дороги. Мама вставала в три часа ночи, чтобы поменять свечу грейдера. Тяжёлая работа – неотъемлемая часть моего мироощущения. Думаю, поэтому в моделинге для меня была проблема. Там не было тяжёлой работы. И я так считаю не в обидном для известных моделей смысле. Но есть часть меня, которая любит изнуряющий труд, любит рвать жилы.

Второй момент – это то, что ты жёсткая, в смысле готовности участвовать в экшене и совершать трюки, что может, действительно, привести к разрыву мышц…

Всего лишь две недели назад мне сделали операцию на плече, так что ты недалеко ушла от истины (смеётся). Мы только что завершили съёмки сиквела «Бессмертной гвардии» (2020), и мне пришлось повисеть на вертолёте. Я бы очень хотела, чтобы это произошло во время съёмок, но это случилось на тренировке, когда я отрабатывала боевые сцены на мечах.

Но ты также жёсткая и в смысле готовности высказаться. Ты говорила, что чувствуешь потребность «быть громкой стервой». Ты всё ещё придерживаешься такой позиции?

Я чувствовала потребность напугать людей, чтобы в творческом плане делать то, что хочу. Но сейчас я слишком стара для этой ерунды. Люди говорят, жизнь слишком короткая, нет, по-моему, жизнь слишком долгая.

И ещё один факт всплыл в отзывах о тебе, это то, что ты ругаешься как матрос и, в целом, любишь повеселиться. Кажется, это был Сет Роген, который заявил, что ты – «экстраординарная гуляка».

О, он всё время придуривается, я бы не верила ему (смеётся). Думаю, я выросла среди женщин, которые были немного парнями – не то, чтобы они пытались быть парнями, но им нравился определённый тип юмора, который, может, не совсем соответствует женщинам с социальной точки зрения. Но большинство этих качеств, о которых ты говоришь, я бы отнесла к маме, по этой причине я люблю проводить с ней время. Люди говорят: «О, у тебя такие нездоровые отношения с матерью», а я: «Если бы вы были такими же интересными как она, то я бы с удовольствием зависала бы с вами». Эта идея наслаждения жизнью, уверена, я научилась этому у неё. Если бы я показала тебе, о чём было её утреннее сообщение, то это пешая прогулка на рассвете. Она называет её своим антидепрессантом, и так каждое утро. Перед тем, как я проснусь, она уже говорит: «Это офигенно замечательный день, солнце уже встало, за что большое спасибо». Ещё она открытая и ругается больше, чем я.

Шарлиз Терон в Hollywood Reporter, декабрь 2022.

Источник фото: Chrisean Rose/THR.

Именно мама купила тебе билет в один конец до Лос-Анджелеса, чтобы ты попробовала себя в Голливуде. Ты понимала, что тебя ожидает, когда добралась сюда?

Я ничего не знала, и многое могло пойти неправильно. Но мама всегда говорит: «Учитывая наши обстоятельства, и возможности, которые у тебя могли здесь быть, я решила пойти на риск». Не то, чтобы мне нужно было быть рассказчицей, но думаю, что семейные обстоятельства почти заставили меня совершить побег (в истории), чтобы выжить. Многие поступают в театральную школу; я приходила домой из школы и должна была, на самом деле, представлять, что нахожусь вне дома, в котором жила. Поэтому, когда я приехала сюда, и они мне говорили: «Это то, что ты должна делать как актриса», то я думала: «О, я – мастер в этом деле» (смеётся).

Ты прошла путь от массовки в «Детях кукурузы III» (1995) до появления на лос-анджелесских билбордах в нижнем белье для криминального триллера 1996-го «Два дня в долине». Что ты чувствовала?

Много чего. Помню, я стояла на Сансет бульвар и думала: «Боже мой». Меня растили в очень позитивном отношении к телу, поэтому сильно меня это не напрягало: «Вау, я в нижнем белье!». До последнего времени я не видела в этом ничего плохого. Меня больше впечатляло: «Ни фига себе, я работаю с Дэнни Айелло и Гленн Хедли». Я была готова больше участвовать в «Детях кукурузы III». Но потом стало происходить другое, когда у тебя есть что-то, что срабатывает. Каждое прослушивание заканчивалось: «Мы просто хотим, чтобы ты это сделала».

И всё же у тебя хватило смелости сказать: «Я больше не буду этого делать». Откуда это в тебе?

На самом деле, инстинкт. Сейчас мы ведём разговор вокруг возможностей, и он, действительно, непростой. Но я думаю, актёры инстинктивно знают, что они хотят испытывать себя и играть то, чем они не являются. Не думаю, что построила бы карьеру, если бы играла саму себя. Но вспоминая те дни, я думала: «Больше не хочу демонстрировать всем нижнее бельё. Хочу делать что-то совершенно другое».

Я уверена, что есть люди вокруг тебя, которые говорят: «О, почему бы просто не соглашаться на то, что тебе предлагают?».

Да, у меня был менеджер в то время, который говорил: «Ты получила предложение сняться в фильме «Голый пистолет 33⅓: Последний выпад» или что-то в этом роде. И я: «Да, но я не хочу этого делать». И он мне: «Ты больше никогда не получишь работы. Кем ты себя возомнила?». И я: «Ты прав. Я – никто. Но что-то мне подсказывает, что я не должна этого делать». Мне нравятся эти фильмы, но я не хотела вернуться через четыре года домой и помогать маме с её дорожной компанией. Я постоянно думала: «Как заставить это работать?». И если вы можете удивлять публику, вы можете получить работу.

Когда ты почувствовала, что можешь перестать беспокоиться?

Я всё ещё чувствую. И всегда говорю детям: «Не будьте уверены, что это продолжится завтра». Я слишком сильно люблю эту работу, чтобы полагать, что она продолжится здесь завтра. А поскольку я люблю наблюдать за работой других людей, то я также считаю: «Тебе лучше остаться здесь, а иначе кто-то другой будет готов занять эту позицию».

Говоря о детях, что они знают о твоей работе? Они должны видеть билборды.

Они думают так: «Мы знаем, что ты работаешь, но мы не уверены на 100% по поводу того, что ты делаешь». Младшая говорит: «О Боже, мам, кажется, тебя уволят», и есть старшая, у которой сейчас предподростковый возраст. Возникают моменты, когда мы идём по аэропорту, и (она видя меня в рекламе Dior) замечает: «Боже мой, мам, ты на чёртовом плакате и без рубашки. Это нехорошо. Надень рубашку!». И я отвечаю: «Благодаря этому, мы платим за твой колледж!» (смеётся). Но если смотреть глубже, то я, как и любая мать, просто хочу произвести на них офигенное впечатление.

Шарлиз Терон в Hollywood Reporter, декабрь 2022.

Источник фото: Chrisean Rose/THR.

После их появления большую часть работы ты посвятила съёмкам в жанре экшен. Наверняка, они видели не только фильмы «Бессмертная гвардия» и «Безумный Макс: Дорога ярости».

Помню этот момент (в середине 90-х), перед тем, как я стала по-настоящему работающей актрисой. И так грустно, что это пример мужчины, но, конечно, так и есть, когда Николас Кейдж, получив «Оскар» за картину «Покидая Лас-Вегас», переключился на все эти фильмы Майкла Бэя, и все удивлялись: «Какого чёрта он делает?». Со мной также: «Я вижу тебя, и я бы сделала то же самое». На него оказывалось очень большое давление, но мне понравилась идея рассказывать эмоциональную историю физически. И я точно не скажу, что это, чёрт возьми, делает Майкл Бэй (смеётся). Но, вероятно, тогда это были только он и Джон Франкенхаймер (снимавшие экшен-фильмы), верно? У меня заняло много времени, чтобы понять, что физический нарратив – это то, что меня всегда интриговало.

Почему ты так думаешь?

Звучит смехотворно, но ответственность за рассказ истории, которую я ощущаю физически на съёмках этих фильмов, значит для меня больше, чем та, которая была на съёмках «Скандала» (фильм 2019 г., в котором она сыграла телеведущую Меган Келли). С точки зрения рассказа истории, это кажется легко: «О, она (основана) на комиксе о бессмертных» (как в случае с «Бессмертной гвардией»)». Но есть что-то невероятно вызывающее в ней, её не так просто и легко сделать. И речь здесь идёт не о жёсткости ради жёсткости. Конечно, мне нравится фактор изнурительности. Мне нравится заниматься в спортивном зале восемь часов. Когда два года назад мы были в Греции, я увидела навьюченных мулов и подумала: «Да это ведь я в прошлой жизни» (смеётся).