Веденин бросает вызов. Как советский лыжник сотворил чудо в олимпийской эстафете
03 октября 2021 01:53

Веденин бросает вызов. Как советский лыжник сотворил чудо в олимпийской эстафете

Он ушёл на последний этап с отставанием более чем в минуту, когда соперник из Норвегии уже в душе праздновал победу

В СССР было много выдающихся лыжников, и только Вячеславу Веденину однажды удалось совершить чудо, которое навсегда стало жемчужиной олимпийской истории. На днях двукратному чемпиону Игр исполнилось 80 лет. Самое время вспомнить, как он совершил спортивный подвиг в Саппоро в 1972 году.

Перед Олимпиадой в Саппоро на Веденина, уже двукратного чемпиона мира и девятикратного чемпиона страны, была возложена честь знаменосца сборной СССР. Церемония открытия проходила 3 февраля на стадионе "Макоманай Сэкисуи", и принимал парад участников японский император Хирохито. По этикету каждый знаменосец должен быть склонить флаг своей страны перед его величеством. Об этом перед парадом напомнил Вячеславу и инструктор ЦК КПСС. Но советские хоккеисты, которые шли следом за Ведениным, перед церемонией настрого запретили ему это делать: "Слава, ты перед кем наше знамя будешь преклонять?! Поднял на вытянутых руках - и строевым шагом! Понял?!"

Через несколько часов газета "Вечерний Саппоро" опубликовала фото с парада, на котором Веденин с гордо поднятым красным флагом шествует мимо императорской ложи, и сопроводили его красноречивой подписью "Советский Союз бросил вызов всем!" Разразился скандал, нашему лыжнику пригрозили припомнить этот случай после окончания Игр. Но случилось всё по-другому.

Веденин в Саппоро сначала выиграл золото на 30-километровой дистанции, затем бронзу на 50-километровой, а на 13 февраля была назначена эстафета 4х10 км. Сначала состав команды СССР определили тренеры сборной, включив в него Владимира Воронкова, Николая Долганова, Фёдора Симашева и Вячеслава Веденина. Но Веденин на правах капитана команды на тренерском совете заявил: вместо Долганова нужно ставить Юрия Скобова.

"Скобов боец, а Долганов не раз "расписывался" в Союзе в эстафетах. То есть я его догонял, обгонял, и он ничего не мог со мною сделать. Поэтому команда пришла к выводу, что вместо Долганова эстафету должен бежать Скобов", - рассказывал он десятилетия спустя.

День эстафеты был прохладным и ветреным. На старте собрались 14 лыжников. У советской команды был первый номер - поскольку в 1970-м сборная СССР выиграла чемпионат мира. Так что Воронкову пришлось стартовать по крайней правой лыжне. Позиция выгодная: с одной из сторон не будет мешать соперник.

По воспоминаниям Симашева, Воронкову поставили цель не отстать от соперников из Норвегии и Швеции - Оддвара Бро и Томаса Магнуссона. Сначала он упустил их из виду, но потом не только догнал, а даже вышел вперёд. Правда, измотавшись, уступил лидерство, зато отстал от них в итоге всего на 2 секунды.

Воронков передал эстафету Скобову. Веденин недаром отмечал его бойцовский нрав: Юрий обошёл и норвежца Тюлдума, и шведа Ларса-Йорана Ослунда. Швед по ходу гонки поотстал, зато настырный норвежец передал эстафету почти одновременно с советским гонщиком. На третий этап отправился Симашев. Фёдор рванул вперёд, но норвежец Ивар Форму не отставал. А когда лыжники выехали на солнечную поляну, Симашев будто остановился.

Этот солнечный подъём стоил дорого. Симашев бился до последнего, кричал тренеру, чтобы передал Веденину - нужно сменить мазь! Но Форму ушёл в огромный отрыв.

А в это время на старте четвёртого этапа Веденин уже знал, что его товарищ по сборной привезёт внушительное отставание. Но мириться с тем, что ему уготована участь серебряного призёра, не захотел. И начал казавшуюся немыслимой борьбу за золото ещё до того, как отправился на лыжню. Его оппонентом на четвёртом отрезке был Йохс Харвикен.

"Норвежец был из тех людей, которых я изучил. Если парень маленько в детстве избалованный, всё у него получалось без стрессов, - гнилой внутри. Тебе остаётся нащупать место, где эта гнильца. Туда надавить. И я нащупал - очень ему славы хотелось. Представлял уже, как страна обрадуется золоту", - рассказывал Веденин.

И он поспешил поздравить Харвикена с этим золотом: дескать, что уж тут, такое отставание не отыгрывается. А ещё взял голубую мазь "Свикс" и сделал вид, что смазывает лыжи ею. Но тюбик держал в сантиметре от поверхности и водил по ней чистым пальцем. Норвежец дрогнул, кивнул тренеру: мол, Веденин уже в третий раз мажет. А после схватил тот же "Свикс" и тщательно смазал свои лыжи. "Считай, я 15 секунд отыграл", - рассуждал потом Вячеслав.

Казалось, с серебром не смирился только он. Сотни советских болельщиков, прибывших в Саппоро из Владивостока, решив, что в эстафете всё ясно, с трибун отправились в магазины: шёл последний день Олимпиады. За ними отправились журналисты. Даже тренеры Каменский и Кузин, которых Вячеслав повстречал перед стартом, сказали примирительно: "Слава, второе место - тоже место!" Но Веденина это не успокоило, а, наоборот, разозлило.

…Симашев передал ему эстафету через одну минуту и одну секунду после того, как Харвикен ушёл на свой отрезок. Но уже к пятому километру Вячеслав сократил отставание до полуминуты. Норвежец не представлял, что играет статиста в спектакле, который срежиссировал Веденин.

"На спуске опять схитрил. Сказал заранее нашим ребятам: "Встаньте там и кричите "Веденин!" Так и сделали. Харвикен голову поворачивает, две секунды на этом теряет. Палка проскользнёт - и три отыгрываешь. А он несколько раз обернулся", - рассказывал лг.

Веденин неудержимо настигал норвежца и примерно за 800 метров до финиша обошёл его. И снова не без хитрости: сделал вид, будто теряет равновесие и заваливается на норвежца. Тот остановился, а Вячеслав ушёл вперёд. На финишной прямой Веденин начал менять одну за другой лыжни, вконец запутав Харвикена. Бедный норвежец метров за тридцать до финиша, не поспевая за советским гонщиком, споткнулся и упал. На финише Веденин выиграл у него 10,12 секунды. Этот непостижимый рывок стал легендой.

"Как только с Харвикеном поравнялся, сразу же показал, что иду на его лыжню - ткнул туда палку и пошёл телом, - вспоминал Веденин. - Ему ничего не оставалось, как перейти на соседнюю лыжню. А это сотые, десятые доли выигрыша! Потом он встал за мной, и я думаю: "Ну, теперь-то хоть маленько передохну, попридержу тебя - минуту с лишком нагонять пришлось!" А потом смотрю: он направо пошёл, вверх по виражу, пытается меня с этой стороны обойти".

Но не тут-то было: Веденин начал, как велогонщик на треке, переходить с лыжни на лыжню, он ехал зигзагами и измучил Харвикена.

"И вот я уже четыре лыжни пересёк, а Харвикен, видно, настолько "наелся", и настолько я его дезориентировал своими маневрами, что, запутавшись в лыжнях, собственных лыжах, упал. А я спокойно финишировал", - вспоминал Веденин.

После финиша Вячеслав будто выключился - несколько раз спрашивал товарищей по команде, выиграл ли он. Слова слышал, но до сознания они будто не доходили: все силы остались там, на лыжне…

А с японским императором никакого скандала не было. Хирохито был восхищён подвигом Веденина, лично поздравил его с победой и подарил деревянную маску. Да и на Родине двукратному олимпийскому чемпиону ничего не припоминали.